Читаем вместе с автором!

Уважаемые пользователи  блогом "Библиошка"!
      Предлагаем вашему вниманию новую страницу "Читаем вместе с автором". На данной странице вы найдете  совершенно новые еще не опубликованные произведения наших земляков писателей и поэтов Новоаннинской земли, гостей детской библиотеки. Материал  размещен с согласия авторов произведений. Желаем всем приятного прочтения и ждем ваших отзывов на произведения!

Моим друзьям библиотекарям- посвящается!


Автор: Овчинцев Г.П.
г.Новоаннинский
февраль 2017
Библиотекарям 
Новоаннинской Центральной
 детской библиотеки
посвящается.
Двери в мир детства
 (рассказ).
   Сегодня у меня на редкость удачный день. После  долгого перерыва в творчестве (семь лет!) вышла из печати моя третья книга- «Вишневая балка». По такому случаю, подъехав к магазину «Радеж», пулей, без оглядки помчался к намеченной цели. Но «пуле» свободного коридора не дали  и на каждом шагу встречались друзья по работе. Вопросы, ответы. Одним рукопожатием не отделаешься. Возвращаясь затаренным, увидел, что  дверцу салона «железного коня» оставил открытой. «Ну вот,- вспомнилась мне летучая фраза Черномырдина,- хотелось как лучше, а получилось как всегда», а ведь там расположились на заднем сиденье почти 300 экземпляров новых томов: 14 упаковок по 20 штук, остальные- россыпью. Я быстренько подсчитал « остатки». Результат ревизии: все на местах! Ну, слава Богу! А то, как говорится в старом анекдоте с большой бородой : не разевай рот, а то  будет как тады. Кто не знает этого юмора, обязательно спросит: «А как было тады?» «А тады, -с готовностью вразумляю я  неосведомленных,- взяли и не вернули!»
   Успокоившись, сел за руль и задумался: «А если бы в машине  лежали не книги, а черная икра, колбаса или коньяк? И что бы  сказала ревизия?! Значит, напрашивается вопрос: кому нужен наш творческий результат? Да при современной информации и ценах тоже- почти никому! А как же было при социализме? Пожалуй, немного лучше. Помнится, на многих торжествах властьимущие вручали новые книги знаменитым комбайнерам, знатным дояркам и свинарям. Каков же дальнейший путь писательского труда? Наверное, кому и как  повезёт. Но чаще, они (книги то есть) лягут на полки пыль собирать  или в лучшем случае селедку на обед завернут. Конечно, времена меняются, только не знаю в какую сторону. Недавно хорошо знакомый офицер рассказывал, как один автор (или авторша) подарил военкомату целую вязанку своего сочинения и положил на подоконник, чтобы любой его почитатель или просто желающий мог воспользоваться халявным произведением. Долго эта упаковка оставалась нетронутой, пока кто-то (говорят, что уборщица) не перенес ее в туалет. Однажды один чудак (не буду называть фамилию), выходя довольным  из «домика неизвестного архитектора», по достоинству оценил подарок, как когда-то Ильич восхищался горьковским романом «Мать»: «Очень своевременная книга!»
  Вот с таким мрачным настроением я вышел из «жигулей», чтобы проверить давление в шинах. И надо же, что в это самое время неожиданно столкнуться с незнакомой девчушкой. В руках она держала небольшую стопку детских книг и на ходу, низко нагнувшись, жадно разглядывала цветные обложки. Как воспитанный человек, я первым попросил прощение за допущенную неосторожность, а увлечённая читкой подняла головку и тоже извинилась, наверное, сама не зная, за что. Я себя почувствовал как «не в своей тарелке» и потому, не долго думая, спросил:
  -Это где же, ты, девочка, столько книг накупила?
  Она посмотрела на меня с лучезарной улыбкой и с готовностью отвечала вопросом:
   -Зачем покупать, когда есть  детская библиотека?
   Я , обычно такой многоречивый, не находил нужного ответа, но на  всякий случай всё же возразил:
   -Библиотечные книги- общественный фонд, а  хочешь я подарю тебе свою книгу и она станет твоей собственностью?
   При моих словах её лицо засветилось от радости  и в детском смущении утвердительно прозвучало:
   -О-о!
   Для автора ничего лучшего не пожелать! Взяв первую попавшуюся книгу, открыл цветную обложку и  полюбопытствовал:
   -Как зовут моего юного читателя?
   -Дина, -как-то не очень уверенный прозвучал ответ.
   Сделав собственноручную надпись, вручил одариваемой и получил такое душевное «спасибо», что захотелось  побольше узнать о единомышленнике:
   -Дина, в каком же классе ты учишься?
   -В шестом.
   -Молодец! Только не пойму, почему твои книжки такие разновозрастные? От дошкольных до старшеклассников.
   -У нас большая семья. Хочу порадовать сестренок и братьев. Средняя я у них ,-искренне развела руками теперь уже хорошая моя знакомая.
   -Дина, скажи мне по-честному: для кого я подписал «Вишнёвую балку»?- спросил я, как ходящий под знаком «Весов» по гороскопу: уж больно она неуверенно представилась Диной.
   Теперь я пожалел, что излишне полюбопытствовал, потому что увидел в её глазах сверкнувшие слёзы.
   -Простите меня, пожалуйста, сегодня день рождения у моей подружки. Хотела сделать ей подарок.
   -Что ты, моя хорошая! Стоит ли из-за этого так расстраиваться? Подписанную вручи от нас с тобой- подруге, а тебе ещё одна от меня!
   Расстались мы оба счастливыми в равной степени, но что касается меня- совсем ненадолго. Снова мозги буравила мысль о моём «скорбном труде»: пропадёт он или не пропадёт? И всё же после долгих размышлений пришёл к выводу: если рассчитывать на ближайшее время и на широкий круг читателей- пропадёт. Но , к счастью, не все мы одинаковы и  потому ещё есть люди, у которых кроме этих разлагающих души интернетов, есть тяга и любовь к  истинной истории  и настоящей литературе. Таким примером явилось моё неожиданное знакомство с  юным читателем. Значит, есть маленькая надежда и эта надежда- детская библиотека! Дети – это всё, ради чего моё творчество…
   На следующий день, в послеобеденное время, из расчета на окончание занятий в школе, отправился для  детального ознакомления с потенциальными читателями-абонентами детской библиотеки.
   История умалчивает, но старожилы провинциального города Новоаннинский говорят, что на заре советской власти, а точнее в 1919-м году, родилась в числе первых объектов культуры и образования победившего пролетариата - библиотека! Место для самого здания было выбрано на многолюдном месте - по улице Селиванова (ныне  улица Мира). В наличии книг- «кот наплакал», а со всеми делами управлялся лишь один библиотекарь. Город рос и  мужал, а вместе с ним  библиотечные дела не отставали. Сейчас в библиотеке работают пять  библиотекарей, на читательских полках насчитывается  шестнадцать   тысяч книг- на все возрасты и вкусы!...
    Пока я ворошил в памяти свои  познания о детской библиотеке г.Новоаннинский, не заметил как подошел к входной двери. На полсекунды меня опередили двое мальчишек. Они привычно открыли её и пропустили меня первым, при этом в один голос пожелали  доброго дня. Я с удовольствием ответил на их приветствие, а сам подумал: «Вот что значит культура чтения и почитание старших!» Но приглядевшись внимательней, я их узнал: это дети стоматолога Мельниченко Бориса Николаевича. Одному-11, а другому-12 лет. Иногда они всей семьей заглядывают к нам в гости. В этом случае надо  подальше убирать все хрупкое, сыпучее, всякие измерительные приборы и инструменты. Иначе после их ухода, как говорят в народе, «словно Мамай прошёл». Сколько же у них энергии, подвижности?! Позавидовать можно. И вдруг такие перемены в поведении. Значит, напрашивается сказать: «Спасибо тебе, детская библиотека»!
   Мои  благодарственные мысли прервались на полуслове : навстречу по коридору шла  улыбчивая Ольга Олеговна Яровая- заведующая этим замечательным учреждением. Мимолётные наши встречи всегда проходили или на читательской конференции или на музыкально-поэтическом фестивале «Сентябрина». Как правило, я уходил преждевременно, ссылаясь на то, что ни музыкант, ни поэт. Но теперь обстановка такая, что всё решать будет гостеприимство хозяев, а не  причастность моя к музе.
   Забегая вперёд, хочу сказать, что меня встретили, наверное, приветливей, чем я того заработал, потому что на многочисленных выставках ,стендах  и полках, отражающих встречи местных поэтов с молодыми читателями, любовались только две моих книжки: «Подснежники на пожарище» и «Даль деревень».
   -Каким ветром занесло Вас , Геннадий Петрович, в наши края?.- неожиданно  сменила тему размышлений хозяйка у незваного гостя.
   -Попутным, мадам, попутным,- пытался отшутиться я.
   -Слышала о Вашей новой книге «Вишнёвая балка», подготовленной и отпечатанной в районной газете «Авангард». Может  поделитесь?
   -Никаких проблем. Только где бы расположиться? Мне хочется о многом Вас расспросить.
   -Давайте присядем в читальном зале у моего компьютера, пока Наталия Павловна нас не попросит. Скоро у неё занятие с кружком «Умелые ручки», девчонки младших классов учатся  у Наташи рукодельничать: шить, вязать, мастерить. Делать то - что всегда в жизни пригодится.
   -Ну, если попросит, пойдём смотреть оставшиеся апартаменты,- не решился я спросить «почему нет  у неё своего кабинета»?
 Хозяйка читального зала Людмила Викторовна Челышева, задумчиво улыбнулась:
   -Это не только сегодня. Каждый день в библиотеке проходят  или кружки, а их у нас  четыре, или  библиотечные уроки по культуре чтения среди  школьников, просмотры представлений нашего кукольного театра «Забавушка», а также проводим выставки, обзоры, заседания кружков и клубов, читательские конференции и встречи с областными и местными авторами детской литературы. И в то же время не отказываем желающим за столом зала в спокойной обстановке, полистать новые журналы, почитать любимые книги и даже газеты. Так  что вы случайно угодили в свободный час. Пользуйтесь на здоровье.
   Но недолго пришлось  попользоваться: дружно собирались кружковцы. Как в воду глядел. А может и к лучшему?
    На нашем пути оказался отдел, которым заведует Анна Валентиновна Желудкова- младший абонемент. Сюда приходят записываться и брать книги на дом самые маленькие посетители библиотеки от 3-х лет и остаются читателями до шестого класса.  Сейчас библиотекаря «атаковали» младшие классы и даже дошкольники  вместе с родителями. Но Анна Валентиновна оказалась на высоте. Всех терпеливо выслушивала, быстро находила интересующий предмет и мило улыбалась, вручая его жаждущим знаний. В этот момент я даже позавидовал сразу и той и другой стороне: какое благо увидеть счастливые глаза, услышать радость, ощутить живой интерес и любовь к познаниям для них нового мира!
  Мы незаметно покинули младший абонемент,  прошли дальше по коридору, и попали на абонемент для старшеклассников,  во владения Любови Александровны Бяховой. На полках от пола до потолка сотни, тысячи книг. Я не выдержал и спросил:
   -Как же Вы находите нужную книгу? Мне кажется отыскать заявленное читателем тяжелее , чем найти иголку в стоге сена!
   Любовь Александровна одарила сияющей улыбкой и даже будто удивилась нелепости моих высказываний:
   -Я их, как стихи, знаю наизусть каждую «в лицо».
   Через минуту в библиотеку, оживленно беседуя, вошли трое пацанов и девочка, похоже одноклассники, просили предложить им что-то о кругосветных путешествиях русских мореплавателей, а девочка в длинном платье, испещрённом множеством загадочных квадратиков, различных по размерам и окраске, задумчиво смотрела  поверх мальчишеских голов и похоже её плавание было за пределом планеты Земля.
   -Ольга Олеговна, Вы знаете эту девочку?- спросил я в коридоре, собираясь покинуть этот чудный мир давно ушедшего от меня детства.
   -Конечно. Это Ульяна Мирошникова. Наш полиглот. В прошлом году она установила рекорд- прочитала 238 книг!
   -Я оставлю детской библиотеке столько книг, сколько Вы пожелаете, а чемпионке -передайте от меня персональную. По желанию читателей -всегда готов встретиться. Только сообщите. Мой телефон у Вас есть.
  По дороге домой я не заметил ни дороги, ни времени. Хорошо, что гаишники не повстречались. А может и повстречались. Но я бы их не приметил. Сегодня меня приятно удивили «хранители» писательского труда. Они словно перевернули мои представления об их повседневных заботах. Не по- наслышке, а воочию увидел и почувствовал значимость труда скромного, неброского библиотекаря.
   А теперь по порядку. Оказалось, что  выдача книг абонентам, т.е. детишкам 1-15 лет, занимает только часть основного рабочего времени.  Зачастую библиотекарь совмещает свои прямые обязанности с необходимостью расширения кругозора юных читателей, как-то:   организовывают  читательские конференции, встречи с писателями разных уровней -от местных авторов до маститых литераторов Союза писателей области и Москвы, организуют книжные выставки, устраивают литературные праздники, обзоры, занятия кружков, создают электронный каталог библиотеки, изготавливают библиографические материалы. Замечательные творческие  работы  получаются в собственной детской мастерской-студии «Умелые ручки». А какие интересные кукольные представления ставятся для детей  участниками театра –книги «Забавушка», под руководством Ольги Олеговны Яровой!
    Исходя из всего  сказанного, лично я для себя заключил: БИБЛИОТЕКАРИ
НЕ  ТОЛЬКО ХРАНИТЕЛИ И РАСПРОСТРАНИТЕЛИ, А ГЛАВНЫМ ОБРАЗОМ - ПРОВОДНИКИ ВЕЛИКОЙ КУЛЬТУРЫ.  Я верю в них и в юных книголюбов, возродивших во мне чувство надежды - найти своего читателя!
 Конец.



И снова , юные читатели, вам предстоит знакомство с новым героем рассказов Геннадия Петровича, маленькой девочкой Олесей...
Моей внучке
Овчинцевой Олесе
посвящается.

Волшебное зеркальце.
(рассказ).

      Зимой, когда земля отдыхает от трудов праведных, самому труженику не помешает немного расслабиться. Вот с таким слегка облегчённым настроением я  пожаловал в город- герой навестить семью младшего сына. Все домочадцы обрадовались мне и  привезенным  крестьянским гостинцам, а сноха даже добавила:
     -Папа, как вы нас здорово выручили. У нас с Мишей билеты на концерт, а Олесю не с кем оставить. Посидите, пожалуйста, с внучкой не более двух часов. Да она, к счастью, сегодня после обеда  не отдыхала, так что скоро уляжется баиньки. Никаких проблем. Хорошо?
   -Хорошо-то хорошо, да ничего хорошего. Ваша мама наградила меня лишь сыновьями. Потому заниматься с девочками- не моя стезя, не обучен. Как она будет общаться с таким старым, малознакомым дедом? Почаще надо было приезжать в станицу,- с горечью упрекнул я обоих.
   В наш разговор вмешался сын:
  -Папа, кто тебе виноват, что дочку не заказал? Вот теперь тренируйся на внучке…
  И вот мы одни . Пока Олеся переодевала Барби в зимние одеяния, на миг задумался, сравнивая свое послевоенное детство и сегодняшнее внучкино. Чем я  могу удивить её, чему  научить, если  время так скоротечно и  неумолимо! Свои познания о зле и  добре  мы черпали не из книг- их у нас почти не было, не из телевизоров и компьютеров, а из бабушкиных сказок- как-то «Красная шапочка», «Волк и семеро козлят» и так далее. Я обратил внимание, что у внучки в спальне  множество детских книг в шикарных переплётах и ярких цветовых гаммах, ходячие и говорящие куклы, барбосы, летающие вертолеты и бабочки, флэш карты и диски, мобильные и совсем незнакомые моему поколению и воображению игрушки. Всё это сравнивать со своими познаниями- извините, не хочу!
   Тут я вспомнил об обещанном снохе и решил взять ситуацию «на абордаж». Решительно подойдя к целеустремлённой внучке, напористо предложил:
   -Олеся, давай я расскажу тебе сказку про злого волка, который охотился на малых зверюшек. Но когда беззащитные объединились и  пригласили к себе для охраны семейство ежей,  волк чуть с голоду не околел! Хочешь послушать?
   -Нет ,деда, бабушка мне всегда рассказывает про доброго волка.
   -Странно. Тогда что же он кушает в лесу?
   -Пирожное, мороженое, шоколадки.
   -Знаешь, внучка, бабушке просто повезло с таким волком встретиться…
    Получив  «от ворот поворот» я понял, что с девчонками идти напролом не получится. Надо искать другие подходы, иные варианты в общении…Такие неожиданные мысли были прерваны  настойчивыми толканиями в бок:
   -Дед, а дед, пойдём посмотрим мультики по телевизору, а?
   Я молча согласился и послушно поплёлся за вундеркиндом. В гостиной мы остановились у большого и плоского экрана величиной чуть ли не с ковёр, висящий над моей кроватью в станичном доме.
   Повелительно, как человек без комплексов, Олеся, не глядя в мою сторону, приказала:
   -Включай, дед!
 Мрачно я  проронил:
    -Не умею я.
   - Не умеешь?
   - Не умею.
   -Леся умеешь!- и  уверенно нажала какую-то кнопку. Из панели телевизора выскочил диск. Это почему- то её нисколько не удивило. Она повторила немного левее и вдруг экран ожил. «Уф!»- выдохнул я с облегчением. С сияющей улыбкой эта кроха, которой недавно исполнилось три года, привычно отыскивала полюбившиеся программы и позабыла напрочь о моём существовании.
   Чтобы не мешать просвещённому зрителю, я решил побродить по пустынным комнатам. Ничего не заметил особенного, лишь поразило изобилие зеркал, их формы и размеры. Изменяя углы зрения, они будто умножали число присутствующих в неосвещённой  квартире и казалось, что без компаса, при желании, можно чуть-чуть заблудиться.
   С запозданием вспомнил о внучке и опять о плане, так легко предложенным снохой. Чем бы её занять при моих скромных возможностях? Впервые пожалел, что не писал стихов. Глядишь,  под монотонные вирши внучка бы и уснула. И вдруг, словно открыл дверь в свое детство!? Какая добрая мысль! Бегом, чтобы, не дай Бог, запамятовать пришедшее, ринулся к Лесе.
  -Внучка, скорей выключай свой телек с дурацкими боевиками и ужастиками! Сейчас я прочитаю на память маленькую поэму, с которой выступал на вечере для выпускников начальной школы!
   -Ты , дедушка, сам её написал, да? –широко распахнула бездонные глаза малышка.
   -Нет, никогда стихов не писал, я просто прозаик.
   -Как?! Стихов никогда не писал, а про заек что –не считается?
   -Нет, про зайцев писать мне не приходилось. Проза меня увлекала.
   -Ну тогда прочитай, что умеешь,- слегка притупилась в голосе недавняя острота.
   Как говорится « с чувством, с толком и  расстановкой» я стал входить в свою роль:
   -Купец путешествовал в царстве далёком
    и зеркальце там обронил ненароком.
    А в этой стране не бывало зеркал.
    Там даже во сне их никто не видал.
  -Дедуля,- беспардонно перебила чтеца убаюкиваемая, -а как эта страна называется, ты знаешь?
   -Так и называется- Маленькая.
   -А почему же у них зеркал не было? У нас их в каждой комнате полно, -удивлялась малютка.
   -Я не могу забегать вперёд, но кто-то из близких царя не разрешал купцам торговать зеркалами. С Вашего позволения, моя красота, продолжу сказание:


   -Гуляла в саду молодая царица.
    Нашла она зеркальце, смотрит, дивится.
   «Ах, что за картинка, отправлюсь к царю
   И чудо- находку ему подарю!»

     -Значит, царица не догадалась, что в зеркале это она сама?- перебила моё выступление беспокойная слушательница.
   -Наверное она от удивления ни разу не моргнула, не пошевелилась.
   -Значит царь будет день и ночь любоваться собой, а царица так и не узнает, что она красавица?
   -Нет, всё будет иначе. Лучше послушай:

     Вот царь красноносый спесивый урод,
     Хихикая зеркальце в руки берёт.
     И молвит разгневанно: «Что за причина?
     На ней пучеглазый, нахальный детина.
     Надутый как жаба, вертлявый как уж,
     Вертлявый, корявый и злющий к тому ж…

  -Царь тоже не понял, что видит себя в зеркале?- вопрошала  девочка.
  -Ну, он о себе, похоже, был высокого мнения, думал, что красивый, умный и добрый, а тут увидел полную противоположность.
  -И что он сделает с зеркалом?- была ошеломлена милая кроха.
   -А вот об этом последние слова владыки:

   -Немедля того разыскать, часовой,
    И в пропасть швырнуть его вниз головой!
                                    ***
    О глупом уроде окончен рассказ,
    Был в точности выполнен царский приказ.

   Мы оба помолчали немного, а потом… Сцепив руками острые коленки, Олеся подняла голову и засыпала меня вопросами, как из рога изобилия. Мои ответы может быть не отличались ясностью, но как мог, отвечал по теме.
   Два часа пролетели как две минуты. Наконец- то явились концертники.
   -Ах, вы ещё не заснули? Удивилась сноха.- Ну как Вам, папа, наша «Почемучка»?
   -Прошу принять от меня заказ,- на полном  серьёзе отвечал я.
   -Это какой ещё заказ?
   -Я хочу, хотя бы одну, ещё такую внучку!
   
Конец.

 Сегодня мы представляем  вам возможность встречи с рассказом Г.П.Овчинцева "Нигилист", о семиклассниках пятидесятых годов, одним из которых являлся и наш автор....
Вручение  своей книги "Вишневая балка",
победителю викторины-Доморощиной А.

Геннадий Петрович Овчинцев

Автор: Овчинцев Г.П.
 декабрь  2016 г.
Детям
войны посвящается.

Не на ту напали
 (Рассказ)

    Наконец-то первая послевоенная зима сменила злющую стужу на весенние солнечные дни. Повеселевшие природа и люди вздохнули с облегчением, а крохотная речушка Кархинка не стала разменивать свой прозрачный панцирь на  ледовые куски, а плавно опустила его на дно.
   Теперь жителям хутора Новинский, чтобы перебраться на другой берег, где разместились десятки хаотично разбросанных домиков, служил жидкий бревенчатый мосток.
Правда, такая необходимость возникала в половодье, не более двух недель в году, а с наступлением тепла, речка пересыхала и превращалась в сухую Кархинку.
 Сегодня с утра пораньше вездесущие казачата воспользовались услугами нехитрого сооружения, чтобы «обследовать» возросшие площади для мальчишеских победоносных игр. Их  мажорное настроение не ускользнуло от взгляда маленькой девочки Леры, внимательно наблюдавшей из окошка дома на крутояре. В спешке она накинула случайно попавшуюся одежонку, нырнула в чьи-то галоши для взрослых и стрелою  рванула к соблазнительной переправе.
    Возле неказистого мостка повстречался сосед. В сапогах и солдатской шинели он показался  охранником.
  -Ты  куда навострилась, казачка молодая?
  -На тот берег хочу.
  -Лерочка, смотри под ноги. В каком-то месте на мосту увидишь дыру. Обойди ее стороной, хорошо?
   -Хорошо!- обрадовалась шалунья такому легкому исходу.
   Но на середине пути увидела вдруг возвращавшихся пацанов. Они шли толпой, захватив собою всю ширину дороги. Чтобы не ломать их строй, Лера решила попятиться и идти шуточно с ними в ногу, только вперед спиной…
   И вдруг- провал! Очнулась уже в холодной, бурлящей воде. В ушах стоял ужасный шум. Неожиданно для себя горько подумала: «Наверное так люди тонут!» Барахталась как могла, ведь пока еще не умела плавать. И тут увидела свою босую ногу. «А где же галош?- испугалась больше всего, -за него мама ругаться будет!»
  Услышав всплеск воды, один из мальчишек сказал с восхищением:
   -Какой карась шлепнулся!
   -Ты что, одурел? Это Лерка в речку упала!- заревел другой,- скорее бежим сообщить ее отцу!
   Эти крики услышал Зубков, только что повстречавшийся Лерочке. Он шмыгнул под мост, искал взглядом повсюду. Никаких признаков. Тогда он зашел до пояса в ледяную воду, руками и ногами прощупывал дно, в особенности тщательно возле столбов моста: вдруг за что- нибудь зацепилась одеждой? Безрезультатно!
   Пацаны роем мчались к дому Арбиных и на ходу кричали что есть сил:
   -Дядя Гриша, ваша Лера упала с моста!
    Григорий Александрович в чем был кинулся к месту происшествия. Зайдя в воду до середины потока, где волны особо проявляли прыть, лихорадочно искал глазами хотя бы малейший кусочек ее одежды. «Господи! Господи, помоги!»- слезно просил Всевышнего. Но кто сказал, что Бога нет?! Есть Бог, да еще как: на бегущей волне, на одно мгновение мелькнул локоток и скрылся. Но этого было достаточно. Сжавшись в комок, отец проявил чудеса ловкости и бесстрашия. Он в доли секунды выхватил дочь из пучины и с ней, как со святой иконой, нежно, и как буйный ветер мчал на всех парусах домой.
   В жарко натопленной избе пострадавшую, лишенную чувств, раздели до гола, растирали самогонкой руки, ноги и грудь, укутали в теплый тулуп и уложили спать на лежанку русской печи, горячей и ласковой, как мамины руки.
   Быстро собравшаяся семья сидела за столом  молча, со слезами на глазах. Ни звука. Лишь ходики словно долбили в голову.
   Через несколько долгих минут уголок тулупа слегка приоткрылся и из него выглянула милая мордашка любимой всеми малышки:
   -Сколько я вам хлопот принесла?! И галоши потеряла.
   Все смеялись и плакали одновременно…
   Утром следующего дня заявился несостоявшийся спасатель Зубков и с порога спросил:
   -А где наш чемпион мира по прыжкам с моста в ледяную воду?
   -Вон на печи второй день хоря давит,- улыбался Алексей, братишка вчерашней неудачницы.
    -Вот я и смотрю, что пол не подметен и посуда немытая,- подмигивая Леше и с хитринкой в глазах, поглядывая на казачий кожух, ворковал Иван Федорович,- а я ей медку принес, пусть поправляется.
  Чуть приоткрыв тулуп, Лерочка  признала колхозного пчеловода. Ей вспомнилось, как еще в середине лета сестра Люба собиралась на пасеку, а ее с собой не взяла. Говорит, что маленьким укус пчелы очень опасен. А запретный плод всегда сладок. Вот потому сговорившись с подружкой Лидой, решили  преобразиться в старушек, чтобы с пасеки их не  погнали: нашли древние юбки сестер, обули галоши и покрылись косынками, далеко запрятав свои плутовские глазенки. На пасеке все сделали вид, что не признали новых помощниц, а главный пасечник Иван Федорович, на радостях за подмогу,  пригласил отпробовать свежего меда. На век запомнился майский мед: жидкий, прозрачный, тягучий и сладкий. А какой аромат? Все запахи лесной поляны. Окуная пышками в поверх налитые блюдца, почувствовали себя на седьмом небе! «Он  такой хороший человек, а я и ему столько колготы доставила?» - бичевала себя выздоравливающая. Пришлось спячке сделать «отбой»…..
       Никого из домочадцев не удивили чистые полы, вымытая посуда и этот собранный из сотни всяких деталей молочный сепаратор. А  хотелось бы. Значит , привыкли.
      Проведав свое малое хозяйство – кур, гусей и поросят, отправилась в детский сад. Бывший купеческий дом – белый, под железной крышей, с колоннами, встретил буднично. Только одно утешение : на завтрак давали бурсачки. Печеные булочки, пышные и сладкие компенсировали все неприятности вчерашнего дня. «Значит, не все так и плохо!» -заключила по-философски малышка.
      В хуторском детсаду свои неписанные законы. Все опекаемые собраны в одну группу: от начавших ходить до семи лет включительно. От малых требуют дисциплину и порядок, а «старикам»  и родным дозволено все: приходить и уходить когда захочется, приносить свои игрушки и продукты, учить «молодых» культуре общения и так далее. Что касается Лерочки – никаких ограничений , но она этим никогда не злоупотребляла. Ведь совсем недавно была «в их шкуре».
    Но не всегда коту масленица. Сегодня вместо  ожидаемых бурсачек кормили варениками с творогом, величиной с лапоть. Эта повариха Фрося их просто не доварила, а сырыми есть –проглотить невозможно.
   «Нет,- подумала разочарованная,- пойду- ка я лучше в школу».
   В Новинской начальной школе было всего два педагога на четыре класса учеников. Арбина  Любовь Григорьевна- старшая  сестра Леры, вела обучение во втором и четвертом классах, в одной аудитории, в одно время, только одни в левой стороне комнаты, а другие – в правой. Ее коллега и подруга Ковылина Лидия Яковлевна обучала первый и третий.
      В обе группы Лерочка была вхожей. В свободное время, при желании для  нее были открыты двери. Сегодня она пришла к сестре и заняла свободную последнюю парту в зоне второклассников. Напротив ее, на противоположной стороне, восседали не очень близкие родственники председателя и главного агронома. Они считали себя привилегированными и свободными в своих действиях.
    На этот раз на уроке литературы они чем-то с пристрастием так увлеклись, что не заметили как к ним сзади подошла учительница и заглянула на предмет их увлечения. Оказалось, что независимые личности рисовали профиль своего педагога.
  - Ну, что, получается? – неожиданно и спокойно спросила Любовь Григорьевна.
   Один из них хмурый такой, в очках вздрогнул  выронил карандаш, а второй – сытенький, с холеными ручками, не отличающий сена от соломы, воткнул ручку в дерево парты. До конца урока оба сидели «тише воды, ниже травы».
   Следующий урок – изложение. Все заскрипели перьями, только один сидел и не знал куда деть свои руки: при ударе о парту сломалось перо. Снова Любовь Григорьевна «тут как тут:  
 -Почему не пишешь?
 -Ручка сломалась, -обозленно парировал тот.
 -Возьми мою, - невозмутимо предложила учительница.
  Розовое лицо одаренного превратилось в красное.
  «Всё, - подумала Лерочка,- хочу быть учителем»…
   Шел 1947 год. Карточная система, нищета и голод объяснялись просто: нехватало рабочих рук. Самые трудоспособные полегли, защищая отчизну. На их место пришли вдовы, старики и даже дети. Жизнь продолжалась. Надо думать о будущем…
      К первому сентября Люба на  попутных машинах отправилась на рынок ближайшей станции Алексиково, чтобы снарядить к школе младшую сестру. Купила все самое необходимое и на оставшийся «капитал» один мандарин – на большее не хватило. Этот мандарин Лера боготворила весь день, даже спать  легла, не выпуская  его из руки.
     Для юмора брат Алексей, старше сестры на каких-то пять лет, заменил полюбившийся фрукт на кусочек сухого кизяка.  Проснувшаяся Лера, увидев такую метаморфозу, горько заплакала и сказала:
   -Не пойду я в эту школу. Лучше в садик пойду. Там бурсачками кормят.
   От неожиданности такого заявления все молча уставились на его автора. Только отец невозмутимо сказал:
   -И то правда. Что же всем учеными быть? А кто же страну поднимать будет?  Так что, Лера, вставай и с сегодняшнего дня будешь пасти свиней и гусей, поливать  огород,  маме помогать по хозяйству. Согласна?
   Возмутившейся ничего не оставалось, как кивнуть головой…
   Но эта отцовская шутка не удалась: он не учел, что у дочери окажется мужской характер. С этого дня она с раннего утра до позднего вечера «пахала как негр», в точности исполняя возложенные на нее (не по возрасту) обязанности. Никто не видел ее сидящей без дела: хозяйство, довольное уходом, хрюкало, гуси одобрительно дадакали, куры подняли небывалую яйценоскость, блистали чистотой сепаратор и керосиновые лампы. К ней даже приклеилось прозвище «Ивановна» в честь родной бабушки Натальи Ивановны, дожившей до 90 лет в беспросветном труде. Но отец виновато вздыхал, а мать иной раз даже срывалась:
  -Лера! Ты где-то с подружками проягокала, а печку на утро сухим коровяком не заправила.
  А  тут еще Женя- средняя сестра, студентка педучилища заявилась на летние каникулы и говорит в приказном тоне:
  -Лерочка, завтра наша очередь коров пасти. Ложись спать пораньше, утром чуть свет подниму. Так и знай!
  Как сказала, так и сделала. Потом достала со дна семейного сундука красное платьице (в прошлом свое) и предложила младшей сестре надеть его, чтобы легче заметить среди подопечных животных. Одно не учла Евгения, что быки, говорят, не переносят красного цвета.
   Белорыжий бугай-производитель, громадный как скала и со злыми вытаращенными глазищами надвигался на маленького и беззащитного пастуха. Лерочка, не из трусливого десятка, опешила перед опасностью, потому что наблюдала как даже здоровенные мужики не рискуют попадаться им на пути. К тому же она слышала от взрослых, что от этих парнокопытных чудовищ бегством не спасешься, скорость у них нечеловеческая. В таких случаях лучше стоять, что она и сделала. Тем временем бык готовился к нападению: опустив толстолобую  башку, со злом копал копытами землю, сопровождая свое рытье таким ревом, что поджилки дрожали и даже трава, казалось, пригнулась. На выручку бежала сестра. Она что-то кричала и размахивала палкой. Злодей от неожиданности упал на колени. Тут же и нападающая споткнулась и повалилась перед ним на четвереньки. Ситуацию спас соседский мальчишка Генка Варков. Заметив что-то необычное в стаде, он галопом прискакал на красавце дончаке, щелкая на ходу, как из ружья, плетью. Бугай сдался на милость победителей…
   Вот и лето прошло. Подытоживая год, каждый из членов семьи, похоже, приходил к выводу, что не на ту «напали». Время сделало столько полезного, закалив испытуемой организм и характер.
***





 Автор: Овчинцев Г.П.
Август 2016
Детям
военного Сталинграда
 посвящается.

Нигилист.
(рассказ)

   Я ненадолго задержался у киоска «Мороженое» и чуть- чуть опоздал на первый урок. Но этого хватило, чтобы мое место за партой занял какой-то пацан.  Не поднимая лишнего шума, я прошмыгнул на полусогнутых  и уселся рядом с новым соседом.
  -Ты кто?- шепотом спросил у него.
  -Второгодник,- не поворачивая головы, сказал тот.
  -Я не об этом. Зовут- то как?
  -Юрой зовут, а фамилия Викторов.
  Меня он ни о чем не спрашивал. На  переменах из класса не выходил.
  Конечно, нельзя сказать, что увидел его впервые. Мы постоянно сталкивались в коридорах ,раздевалке, буфете  и на  школьном дворе. Но тяги к знакомству ни один из нас не испытывал и какой- нибудь случай не подворачивался.
  А вообще трудно было не заметить его сверхвертикальную осанку - он будто проглотил оглоблю. В общении с  одноклассниками, если хотел что-то сказать, то поворачивался весь. Его густые брови будто пугали, черножуковые глаза словно пронизывали насквозь, а губы, всегда спокойные, искривлялись коромыслом, и он, явно насмехаясь, спрашивал свысока (и это при его-то маленьком росте).  Для себя я  сделал вывод, что он задавака.
   Потихоньку- полегоньку притирались наши взаимоотношения. Сегодня 13-октября . Слава Богу, что мне наконец-то исполнилось 14 лет, а то  до сегодняшнего дня на вопрос «сколько тебе лет?» отвечал с неохотой- «тринадцать». Тут же вижу сочувствие в глазах интересующихся: мол, все мы прошли через это неприятное число. Но я никогда не разделял их мнения, потому что если бы не это число, я б не родился.
   На большой перемене отошел в сторонку с надеждой, что кто-нибудь обратит внимание, да к тому же ещё и вспомнит. Ну вот, ко мне идет наша учительница по математике Ускова Мария Васильевна. Все любят эту редкую женщину за ее безграничную доброту,  за её  одинаковость общения со всеми окружающими учениками: богатый он или бедный, отличник или не очень. Она всегда, плавно проходя по рядам класса, нежно касалась ладонью вихрастых голов непоседливых ребятишек, словно делясь с ними своими редкими качествами. Случалось, что и она ставила двойку , но в этих случаях в ее глазах вселялась такая грусть, что «пострадавшему» хотелось не себя, а ее успокаивать. Сейчас она приближалась ко мне, наверное, что-то прослышала и идет, чтобы поздравить.
    -Овчинцев,- говорит полушепотом, - завтра в вашем классе контрольная работа по алгебре. Я тебя очень прошу помочь Викторову. Что же ему в третий раз в седьмой класс?
   -Ну, Вы, Мария Васильевна, прямо как Пушкин рифмой заговорили.
   -Я серьезно говорю с тобой.
   -И я серьезно: у нас будут разные варианты. Как, мне быть?
   -Придумай, что-нибудь. Ты же у нас - голова!
    Поощренный такой похвалой, твердо заверил:
   -Будет сделано. За мной  не заржавеет.
   -Вот и хорошо. Только об этом должны знать я и ты, понял?
   -Как не понять, не тупой.
   До конца занятий моя голова была занята только одной проблемой: как я смогу помочь Викторову, если он этого не захочет?
   Вечером, после короткого ужина, когда мы с сестрой- всезнайкой остались одни, я напрямую спросил:
   -Люда, ты знаешь Юру Викторова?
   -Кто же его не знает,- даже удивилась отличница.
   -Тогда скажи, почему Мария Васильевна просила меня помочь этому второгоднику?
   -Ну ,во -первых, я хорошо поднатаскала тебя по алгебре, во-вторых, добрая ты у нас душа, даже слишком! Но это не самое главное. Викторов- инвалид. Его мама и сёстры при бомбежке погибли, а его чуть живого вытащили  из- под обломков.
Значит, ему надо оказать поддержку. Доступно я излагаю?
   -Ладно, не ехидничай. Я только не пойму, почему его  прозвали «нигилистом»? Что это значит?
   -Нигилист - латинское слово, означающее «ничто» или отрицание общепринятых ценностей.  Однажды, на школьном педсовете, учитель по фамилии  Тагамлык назвал Юру «нигилистом в математике». Каким- то образом об этом прослышал и Викторов. Он обратился в библиотеку и попросил энциклопедический словарь, нашел это слово, плакал до изнеможения. Теперь эта страница словаря покрылась желтыми пятнами и легко открывается.  После того  между учителем и его учеником завязалась неравная «битва»: Юра постоянно срывал уроки, строил педагогу рожицы, насмехался над его недостатками. Закончилось все в день годовой контрольной работы по алгебре. На этот раз Викторов принес  с собой пустую  спичечную коробку до верха наполненную пчёлами. Выбрав удобный момент, он выпустил на свободу насекомых, вооруженных ядом. Крики и слезы вынудили  мстителя собрать их обратным способом и проводить в оконную форточку восвояси.   В результате «схватки» Тагамлыка перевели в другую школу, а нашего Юру сделали второгодником. Теперь все понятно?
   -Нет, не всё! Слушая тебя и Марию Васильевну, чувствую, что вы на стороне инвалида!
   -Ты прав. При всех недостатках Викторов положительный мальчик.
   -И в чём же это заключается?
   -Как-то на перемене твоя одноклассница Раечка Трудова стояла у окна и любовалась заречными далями.  К ней подошел рыжий верзила, известный в школе куплетист и рифмоплётчик. Ты его знаешь?
   -Да. Совсем недавно прочёл его стих в стенгазете. Кажется про дылду Моржавину.
                     У Моржавиной победа.
                      Победила малыша.
                      Загнала его под парту,
                      Расправилась неспеша.

   -Верно,- согласилась разказчица. - Слушай дальше. Оглянувшись по сторонам,  он притворным голосом прочитал не то свои, не то чужие строки:

                      Девчоночка Рая
                      Упала с сарая.
                      Как, тебе не больно,
                      Моя дорогая?

  После таких бесчувственных слов он театрально пощупал чужой костыль и устремил взгляд на её протез.  Стоявший рядом Юра Викторов коротким, но резким ударом закрыл рот идиоту. Тот хотел дать сдачи, но несколько рук остановили его поползновения.  Вот с таким не страшно в разведку пойти,- заключила сестра…
   Наш договор с Марией Васильевной оставался в силе, и я всем своим видом показывал ей, что готов его выполнить.
  Задание по контрольной оказалось несложным и, обойдясь без черновика, сэкономил время, чтобы помочь подшефному. Я слегка покосился в его тетрадь, но он закрыл её и посмотрел на меня, как на несмышленого:
   -Хочешь тыквенных семечек?
   -Не откажусь,- без раздумий ответил ему.
   -Лезь рукой мне в карман.
  Воспользовавшись соблазнительным предложением, быстро сунул руку в оттопыренный отворот его вельветовой куртки, что-то захватил и вытащил «на-гора». Для семечек угощение оказалось слишком холодным и скользким. Разжал пальцы. На моей ладони смирно сидел лягушонок.
   От неожиданности я вскрикнул и швырнул брезгливо подальше от себя. И надо же было угодить на парту, где сидела Раечка Трудова?
   Это бесхвостое земноводное распласталось на открытой тетради и уставилось неморгающими глазами.  Обомлевшая девочка, наверное, в войну так не кричала. Она подпрыгнула и повалилась в проход между партами. Крики, визг, суета заполнили классную комнату.
   В этот момент, похоже, только один Викторов думал не о себе : он молниеносно подскочил к лежащей в полуобморочном состоянии Раечке, помог подняться  и усадил за парту. Тут же сгрёб лягушонка рукой и выкинул его в открытую форточку прямо на мягкую цветочную клумбу.
 Лишь когда страсти чуть-чуть улеглись, Мария Васильевна подошла к нашей парте и раздраженно спросила:
    -Овчинцев, твоя работа?!
   В замешательстве я не знал, что сказать. Выручил «нигилист»:
   -Нет, Мария Васильевна, во всём виноват я!
   И эта сильная женщина, далеко не  царственным голосом, слегка заикаясь, жалобно произнесла:
   -Юрочка, почему ты так презираешь математику?
   -А за что её любить? Я несколько лет пролежал в госпиталях и больницах. И всегда видел каких-то людей, подсчитывающих живых и мёртвых. Но когда доходили до таких как я, хмурились как над задачей с двумя неизвестными.  Мы их не интересовали! И зачем эта  математика моим погибшим родителям и маленьким сестренкам? Ответьте мне, Мария Васильевна!
   Мария Васильевна своих слёз не скрывала. Она по- матерински обняла его и расцеловала.
   -Юра! Я и все мы хорошо тебя понимаем. Редкую семью обошло горе. Мы должны помнить и жить! А у математики, действительно две стороны. Одну ты назвал, а вторая - вернулись с войны отцы, мужья, братья, сыновья и дочери- герои Великой Победы! Теперь на всех нас, оставшихся в живых, лежит серьезная ответственность, как сказал Николай Островский - жить так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы.
   Добрая учительница много говорила о роли науки математика в жизни любого человека. Потом посмотрела на часы, спохватилась и вновь обратилась к Викторову:
   -Юра, я не буду оценивать твоих знаний до тех пор, пока ты не догонишь хотя бы среднего ученика. Но для этого предлагаю в день, когда будет алгебра по расписанию, оставаться в школе ещё на 30 минут для разборки домашнего задания.  Как только почувствуешь себя уверенным, закончим эти дополнительные часы. Ты согласен?
   -Спасибо, Мария Васильевна! Я не только согласен, а клянусь, трижды клянусь, что Вас никогда не подведу!
   Сказал и убежал, чтобы никто не видел его слёз и рыданий…
   Сегодня я шёл в школу с философским настроением. Может планета Земля стала быстрее вращаться? Все происшедшее было будто вчера, а на деле - конец второй четверти, завтра снова контрольная по алгебре.
  Опять недолго задержался у любимого киоска, опять чуть-чуть опоздал на первый урок,  и опять этого времени хватило, чтобы кто-то занял моё место. Но моего хорошего настроения ничуть не убавилось: этим кто-то оказалась Раечка Трудова!
   Я занял освободившееся место и сделал для себя вывод: «Вот, что нужно человеку всегда - любовь, доброта и признание».
   Я верю в тебя, Нигилист!

г.Сталинград,1952 год.


Представляем новый рассказ Геннадия Петровича Овчинцева о послевоенном детстве.

Автор: Овчинцев Г.П.
Декабрь  2016
Детям
военного Сталинграда
 посвящается.

Долго будешь жить, пацан.
(рассказ)
   В нашей семье был заведен строгий порядок: при любом раскладе ужин состоялся только с приходом с работы отца и стопроцентным присутствием всей  мелкоты. Во время трапезы мама запрещала говорить по пустякам и при этом напоминала не меньше чем в тысячный раз: «Когда я ем, я глух и нем». Все соблюдали такие требования, кроме меня. За день столько появлялось любопытного, а спросить по-настоящему не у кого. Я не выдерживал долгое молчание и всегда, как вулкан, извергал накопившееся, потому что после ужина все разбегались по своим делам, а как же мой нерешённый вопрос?
  На этот раз в спешке,  проглотив оставшуюся корочку черного хлеба (голод научил не оставлять на завтра то, что можешь скушать сегодня) и спросил у всех, кроме трехлетнего брата:
-Наша семья в годы войны была на  оккупированной немцами территории?
Такой реакции я, ей-Богу, не ожидал: мама из рук выронила половник, отец поперхнулся и выскочил из-за стола и только сестра так грозно взглянула в мою сторону, что лучше бы за стол не садиться.
 -У тебя что- недержание речи?
 -Как это?- удивился я.
 -Да так, болезнь такая, когда слово опережает мысли! Ты сначала подумай, а потом спроси, понял?
 -Как не понять. И все же ответь мне, пятёрышница!
 -Да, была! Ведь половина России оказалась оккупированной. Но это для тех, кто о войне  слышал, а не видел. А мы с тобой сначала прятались от фашистов в щели оврага у подножия Мамаева Кургана. На наших глазах город Сталинград превращался в сплошные руины, горела Волга, повсюду смерть, голод, воду пили из ручья пополам с кровью. Пришлось нашей семье покинуть приютивший нас овраг, а потом судьба забросила в Ростовскую область, в Белую Калитву. Мне было шесть лет, а тебе только что исполнилось четыре годика. Думаю, что в твоей памяти осталось не меньше моего, так что, дорогой, не притворяйся глупеньким, а лучше рассказывай: кому это потребовалось знать?
 -Сегодня в школу приходили двое мужиков. Такие важные. С портфелями. Даже по их походке я определил сразу- тыловые крысы. Они раздали всему классу какие-то бланки и обязали отвечать на поставленные вопросы: когда и где родился, кто родители и так далее, но их больше всего интересовало: были или нет на оккупированной территории. Когда подошла моя очередь, один из них- толстый такой, в очках, заглядывая мне в глаза, будто пытался что-то выудить: «Ну что, Овчинцев, задумался? Были или нет на оккупированной территории?» «А что это такое? С чем её едят?- притворился я дурачком. Следователь, как я его окрестил, покраснел как рак : «Скажу проще. В войну у немцев были?» Как мне хотелось щелкнуть его линейкой по лбу, но едва сдержался, и говорю твёрдо: «Мы у немцев не были. Это они были у нас!»
  В этот момент отец зашел на кухню и спокойно завершил мое интервью:
  _-Людочка, не ругай брата. Он сказал хорошо. Молодец.
  И ушел. Но сестра сдаваться легко не собиралась и, погрозив мне пальчиком, назидательно заключила:
  -А ты, Генашка, нос не задирай и своими выходками не осложняй жизнь себе, семье и, главным образом, отцу. Он у нас один кормилец, его надо беречь.
   Чуть помолчала и добавила:
  - В следующий раз маме расскажу, с кем ты дружбу завел.
  - И с кем же?- удивился я её осведомленности.
 -С этим хулиганом- Вовкой Рязановым. Я случайно услышала разговор его отца с нашим завучем. Оказалось, что семья Рязановых недавно переехала в Вишнёвую Балку, а до этого они жили в частном секторе возле Мамаева Кургана. Причиной смены места проживания отец, оглядываясь по сторонам, назвал свое беспокойство за единственного сына. Дело в том, что тот со своим дружком чуть ли не весь бугор перекопали в поисках пороха и уцелевшего оружия. Думает , что на далекой окраине города сын изменит род своих занятий. Пусть думает как хочет, но здесь тоже шли тяжелые бои и, дай  Бог , чтобы его Володька не продолжил у нас начатого на Кургане. Так что знай: я тебя предупредила!
  Сестра, довольная , что выполнила свою миссию , мое молчание приняла за полное и бесповоротное согласие. Но сейчас я ее не слышал.  Нахлынувшие воспоминания унесли меня в день первого знакомства с моим лучшим другом Вовкой Рязановым…
  Первого сентября наш четвертый класс наполнился сразу двумя новичками. Вова Рязанов и Выдрин Андрей были представлены в суматохе начала нового учебного года. Никто особого внимания им не уделил. Учеба покатилась как по накатанной колее. После большой перемены- урок рисования. Как было заведено, выложил из сумки альбом и новый хорошо подточенный карандаш- подарок сестры.
     Возвращаясь по третьему звонку, вдруг увидел, как Выдрин Андрей взял мой подарочный карандаш и безжалостно переломил его пополам. Себе взял с подточенным концом, а мне что осталось. Я подбежал к нему и со злом выпалил:
  -Ты что делаешь, фашист?!
  -Это не  грабеж, а простой дележ,- заржал экспроприатор.
  Размышлять было некогда  и  я со всего маха ребром ладони ударил его по шее. Но наши весовые категории были несоизмеримы: он- слон, а я- Моська. Не знаю, чем бы все кончилось, если б не Рязанов. Он перехватил «слоновую» руку и вывернул на его спине, как мокрую тряпку при мытье полов. Тот дико заорал, а победитель взамен силового приема отпустил хороший, смачный пинок…
   Слишком сгустила краски сестра. Учебный год прошел на небывалой высоте. За это время я узнал, кто обучил моего заступника таким приемам борьбы. Это был его отец- бывший десантник, боевой офицер, с честью и заслугами прошедший войну. Теперь он работал кузнецом в какой-то артели, обеспечивал нас самоделковыми коньками- снегурки, санками и санями, лыжами и самокатами. В общем ни сыну, ни мне никаких отказов, любые капризы- лишь бы все шло по задуманному плану…
  В июне я и сестра по  требованию родителей уехали отдыхать в пионерский лагерь, а когда вернулись, то ахнули. Нас, отдохнувших, встречал мой друг с перевязанной головой. Оказалось, что он с группой единомышленников устроили «катюшу» из ржавых боевых патронов, собранных ими на крутом берегу речушки Сухая Мечётка, и  подожгли костер из пороха и сухой травы. Но, к великому огорчению, не знали и не ожидали, что их «грозное оружие» в пороховом жару может крутиться и даже пулять по своим. К счастью, никто из мальчишек серьезно не пострадал, кроме моего дружка Володьки Рязана…
   В сентябре досужая ребятня увидела первые плоды Сталинского плана преобразования  природы. В неблизком от Вишневой Балки озеленении, как мы называли тогдашние молодые лесопосадки, спели боярышник и паслен, соблазняли красавцы арбузы и дыни. Ну и как  же усидеть непоседливым пацанам? Вот тогда-то мой друг собрал команду из четырех соседских подростков, решил прихватить и меня, но вышедшая из дома сестра послала их куда по дальше.
  Спасибо сестре: из четырех отчаюг живыми остались только двое. Позже, когда допустили врачи проведать пострадавших, мой друг признался, что нашли заминированную детскую игрушку. Он отговаривал и даже отошел на несколько шагов, потому сегодня встретились вновь…
   Права оказалась предсказательница. Теперь пришла очередь моему отцу оградить сына от случайной опасности и он решается строить дом подальше от рабочего поселка Вишневая Балка и как можно ближе к школе другой.
  Но не всегда удается предусмотреть все. Дело в том, что наш земельный участок расположился на  футбольном поле местных ребятишек. Они долго возмущались, с нами никто из них не здоровался, даже иногда показывали издалека сжатый кулак. Чтобы избежать недоразумений с детворой, решили начать стройку со штакетного забора…
  Новый дом рос, а вместе с ним обиженные пацаны рядом с нашим подворьем засыпали землей многочисленные воронки от взрывов снарядов, оставшиеся углубления от бывших траншей, ровняли, трамбовали и размечали границы будущего футбольного поля.
   -Ну, слава Богу,- как-то заметил отец,- вроде бы наши разногласия разрешились миром. А я им предлагал свою помощь. Отказались. Ну, спасибо и за то, что зла долго не держат.
  И все же ближе к осени, обходя с гордостью сотворенное нами чудо, в палисаднике увидел большую горку (несколько десятков) ржавых снарядов, разных по  форме и размерам. Откуда они взялись? Мы с отцом никакого отношения к ним не имели.
  «Значит это работа пацанов,- мрачно подумалось мне,- никак не могут простить потеснивших их новоселов.Откуда же они собрали так много этого добра? Со всего поселка, что ли?»
   Пришедший с работы отец почему-то не удивился, а утром приехали минеры на двух бортовых машинах. В одной из них в кузове был песок, насыпанный толстым слоем, а на второй они приехали сами.
   Минеры без лишних разговоров разровняли песок и в замедленном темпе уложили в него все снаряды, утрамбовывая каждый до половины по толщине, чтобы не могли свободно перемещаться.
   Закончив погрузку, старший из них (это чувствовалось по голосу, не позволяющему никаких возражений) обратился ко мне:
   -Слушай, сынок, поедешь с нами.
   -Не понял. Зачем я вам нужен?
   -Все, кто причастен к этому сбору, в равной степени рисковали собственной жизнью. Вот увидишь своими глазами как рванет этот металлолом. Придешь домой, собери их и расскажи, что увидел и услышал. Хорошо?
   -Будет сделано ,-пообещал я  неуверенно…
    Неподалеку, в песочном карьере прогремел ужасный взрыв, земля колыхнулась под ногами и я упал бы, если б меня не подстраховали минеры. Удивляюсь, как перепонки ушей не полопались?! Пришлось данное слово держать…
   Зимой , когда свободного времени, хоть отбавляй, отец знакомился ближе с  нашими ближайшими соседями. Теперешний сосед, с кем смежный забор, в пылу откровенности или опасаясь последствий, признался, что при планировке своей земли, обнаружил ящик со снарядами и прикопал где-то за изгородью на свободном участке. Сейчас это наше подворье, а где этот «клад», он не смог вспомнить.
    Ранней весной 1953 года, уходя на работу, отец сказал мне:
   -Гена, где мы с тобой забили кол, копай яму под будущую яблоню. Вечером сообща посадим, хорошо?
   Конечно,  хорошего мало, в футбол поиграть хочется, но у нас в семье дисциплина-прежде всего.
   Выбранное место оказалось для копки слишком податливым и скоро я ударил лопатой несколько раз по твердому предмету. Отложил инструмент в сторону и стал дальше углубляться вручную. Очень недолго и вдруг замер, увидев военный утиль, вызывающий дрожь. Но ,превозмогая себя, ведь все равно кому-то придется раскапывать, обнажил несколько ржавых снарядов. Значит, о них говорил сосед. Один за другим я относил осторожно смертоносный груз и складывал стопкой на огороженном палисаднике.
    Вечером отец, выслушав меня и увидев сотворенное, вытирал холодный пот и молча гладил рукой мою голову.
   Утром приехали минеры. Старший из них, мой старый знакомый, обратился ко мне:
   -Сынок, мы не сможем вывезти их на машине. Придется тебе копать яму в свой рост. Взрывать будем на вашем дворе.
   -Значит снаряды могут по  пути взорваться?- удивился я.
   Тот молча кивнул головой.
   -А как же я несколько раз ударил их лопатой? И ничего!
   -Долго будешь жить, пацан!- на глубоком выдохе сказал ветеран.



Г.Сталинград, 1953г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий